У тебя истекает срок годности. 
Осталось три дня
Не опускаться до подлости. 
Отравишь меня 
После без лишней кротости. 

Какие все это глупости:
Даты, числа. 
Может, все-таки выпусти
Эту мысль
Без лишней грубости?

Как насчет еще колкости
(Конечно, игл)
И как я тогда, по молодости, 
С балконов прыгал?
Ты оказалась сном. Прости. 

Какие все это прелести -
Муки бесчестья. 
Если сказать по совести, 
В этом месте
Не суждено быть повести.

– 2014 г.

«Снежная инсомния»

Мне так кажется, по ночам
Ты подолгу лежишь в постели
И, зажмурив до боли глаза,
Дышишь пульсом знакомой метели. 
Разве дьявол не в прядке волос, 
Не в костяшках запястий кроется?
Ветер воем бездомных псов
От тебя прогонит бессонницу.

– 2014 г.

«Зимней духоте»

Эта зима умерла. Ее труп
Будет томно парить над нами,
И февраль - лошадиный круп -
Ходит кругом, гремя рукавами.

Дай мне в руки тепла, силы
Дай под лопатки. Перекрестков
Шум и привыкшие горкнуть пилы
Шепчут на простыню известкой.

Жить по инерции и, тускло
Въедаясь в стены глазами,
Сыпать в углы: “пусто”, -
Не попробуешь. Не узнаю.

Гром капели по парапету - 
Плесневелый зиме некролог - 
Тишине белизны конверта
Крахмальной - звонкий упрек.

Я не апреля жду, не 
Света скользкого солнца,
Не Цельсия мая или июня:
Мне бы
проснуться.

– 2014 г.

«Исповедь поэта»

Я собью себе сердце до криков,
Продираясь сквозь эти дебри,
Пока все остальные - дикие! - 
Жрут друг друга, как хищные звери.
Все шептали мне только одно:
(Как слеза по трубе водостока)
Что “поэзия - жесткое ремесло,
А поэтам пахать, как проклятым.”
Я взываю к Восточным Ветрам,
Ко Всевышнему и к Иисусу:
Тело грешника больше не храм.
Это бешенство, а не искусство.
Покаяние мне не поможет,
У меня на запястье - клеймо
И на пальцах сухая кожа.
Те опасны, кому все равно.
Я, считайте, отчаянный смертник,
Как в почти смоляной тишине
Щелкнет выбор русской рулетки.
Я проснусь на рассвете на дне.

– 2014 г.

 Ваша честь,
Я отказываюсь от адвоката.
Вы позволите мне присесть,
Если я буду крайне краток?
 Ваша честь,
Вы отнюдь не должны мне верить.
Это суд, а не кровная месть,
Пусть поэт мой - как раненый зверь.
Те стихи - лепота,
Я таким, слава Богу, не наделен.
Ваша честь, ведь не я!
Ведь не я, а их автор влюблен.

– 2013 г.

«Себя в себе»

Я знаю, каково это, когда
Ты вылезаешь утром из постели
И этим совершаешь
Безымянный подвиг,
И каково это - когда ты открываешь дверь наружу,
В надежде встретить взглядом дуло
Пистолета, а вместо
Тонешь в беспросветной пустоте, и
Как ты дышишь, наполняя
Легкие подтаявшим свинцом,
А звук - легчайший,
Чистый, как у Волн 
Мартенó
Проламывает ребра,
Разрывая диафрагму на лохмотья, как
Ветер рвет одежду бедняков;
И каждый день:
Движенье рук и взмах ресниц - 
Секунда - 
Тест на прочность.
Не позволяй мечте об Идеальной Смерти
Вытеснить другие.

– 2013 г.

«Препарация душ»

Иногда вспоминаю,
Не по чувствам, по привычке:
Я уже не растаю. 

Я на себе несу
Неисцелимую тяжесть:
Твой сбившийся пульс. 

Уедем, любимый - Иуда -
Туда, где ты прежний,
Искристое чудо. 

Когда проникают под ребра,
Скальпель ласкает легкие:
Я теряю твой образ. 

Атлантида подчинилась когда-то
Твоей синеокости. 
И догорает лампада. 

Ты не каешься - знаешь:
Я презираю
Препарацию душ.

– 2013 г.

«Тем, кто меня спасает»

Тем, кто меня спасает,
Стыдно смотреть в глаза:
Сколько раз они сами
Жали на тормоза,
Сколько раз они видели
Слабости моей слезы. 
Как не возненавидели
Стихи, напоенные прозой?
Я бы себя не стерпела,
Бросила: “К черту иди.”
И отчаяние с толикой гнева
Осталось бы позади.

– 2013 г.

«Заморозки»

Когда меня покидали
Запахи соли и сахара, 
Ты, с глазами из стали, 
Ты и сама заплакала. 

Отгладив воротники,
Под запах своей одежды
Я выбирал духи. 
Я потерял надежду. 

Когда вторгаются заморозки
И земля начинает твердеть,
Все чаще от нашей музыки
Мне хочется
умереть.

– 2013 г.

«Мечта о жизни»

Я хотел бы вставать поутру
В своей тихой и тесной квартире,
Проклиная будильник, включать плиту,
Скромно жить в однокомнатном мире. 
Я хотел бы, погладив рубашку,
По привычке неспешно идти в метро. 
Покупать крепкий кофе, пакетик фисташек,
Говорить себе: “Надо творить добро”.
Я хотел бы плести браслеты,
Продавать мармелад, варить амфетамин,
Стать разносчиком пиццы, участником секты,
Улыбаясь, вдыхать на ветру никотин. 
Я хотел бы жить тихо и незаметно,
Хоть я вовсе не молчаливый. 
Пить коньяк, засыпать не на фоне рассвета -
И от этого только и быть счастливым.

– 2013 г.